Под напряжением

Обстоятельства, заставляющие человека решиться на такой серьёзный шаг, как переезд, нередко оказываются весьма непростыми. Вот почему риэлторы так часто становятся свидетелями семейных и личных драм своих клиентов. И тут им приходится балансировать на тонкой грани.

Ведь если агент по недвижимости будет принимать слишком близко к сердцу все жизненные драмы, с которыми он сталкивается по работе, то просто «сгорит» эмоционально в считанные годы. Но, с другой стороны, риэлтор, не пытающийся понять истинных потребностей своего клиента, не стремящийся искренне ему помочь, – плохой профессионал.

История одной сделки

К риэлтору «МИЭЛЬ» обратилась клиентка – одинокая женщина около  пятидесяти лет, пенсионерка по инвалидности. В молодости она работала электриком. Однажды зашла в распределительный щит – и тут случилось короткое замыкание. Она получила сильнейший удар током, да ещё и ожог: клок волос выгорел на голове. К счастью, осталась жива.

Вскоре случилась новая беда – погиб в автомобильной аварии её жених. От этого двойного удара судьбы бедная женщина так и не смогла оправиться: у неё началась депрессия, ставшая хронической. В связи с чем она  наблюдалась у врача в психоневрологическом диспансере.

«Справку не дам ни за что»

С годами эта женщина чувствовала себя в Москве всё более одинокой. Если случалось ей серьёзно заболеть – например, воспалением лёгких, – в больнице она оказывалась единственной пациенткой, которую никто никогда не навещал. После пары таких случаев решила окончательно: надо переезжать в Санкт-Петербург – туда, где живут две её сестры и племянники. И она обратилась в офис «МИЭЛЬ» с просьбой помочь продать её московскую однокомнатную квартиру.

Покупатели – молодая пара, муж и жена, – приобретали квартиру с использованием ипотечного кредита. Страховая компания, которая страховала ипотечную сделку, потребовала справку о том, что у продавца нет заболеваний, мешающих ему ясно осознавать происходящее, принимать решения в собственных интересах.

И вот тут лечащий врач нашей клиентки в диспансере заявила риэлтору «МИЭЛЬ»: «Справку не дам ни за что. Все вы, риэлторы, обманщики, я вам не позволю ограбить несчастную пожилую женщину». Врач не отрицала, что её пациентка на самом деле находится в здравом уме и твёрдой памяти, но выдать справку об этом отказалась наотрез.

Одна кошка на всю Москву

Что делать? Можно было пойти формальным путём – пожаловаться на такой ответ врача вышестоящему (городскому) начальству, но хождение по инстанциям грозило затянуться. А клиентка очень просила ей помочь. Риэлтор общался и с её родственниками из Петербурга – они приехали в Москву с подготовленным авансовым соглашением на покупку двухкомнатной квартиры в Пушкине (это Бывшее Царское Село – тихое и очень красивое место, с прекрасными историческими зданиями и парками). По всему выходило, что там ей будет лучше, чем в Москве.

Обдумав ситуацию, риэлтор подсказал покупателям такой выход: пригласить на сделку независимого эксперта – психиатра, у которого есть официальная лицензия на определение дееспособности человека в момент самой сделки. Страховая компания согласилась принять заключение эксперта вместо справки из диспансера.

В итоге наша клиентка уехала в Пушкин. Несколько раз она звонила своему риэлтору оттуда – благодарила за помощь: «Во всей огромной Москве до меня никому не было дела, кроме моей собственной кошки. А сейчас рядом родные люди, я общаюсь со своими сёстрами, с племянниками – это совсем другая жизнь».

call call call call